Заказать звонок

Обязательное поле *

  Refresh Captcha  
 
Наше местоположение – Нижний Новгород.
Поле работы – вся Россия! +7 (831) 436-33-51

Популярные статьи

Подписаться на новости SCORE

Имя
E-mail
Семейный бизнес по Клаусу Кобьеллу

Семейный бизнес по Клаусу Кобьеллу,

или как влюбить в себя клиента

 

В июне консалтинговая группа SCORE  привозит в Нижний Новгород одного из известнейших предпринимателей Германии, создавшего лучший конференц-отель в Европе – Клауса Кобьёлла. Успех его бизнеса построен на уникальном сервисе, основой которого стали открытость внутри компании, система ежедневной самооценки сотрудников и многое другое. О том, как создать клиентоориентированный бизнес, и почему в Европе так популярны семейные компании, мы поговорили с президентом SCORE Юрием Рубцовым.      

 

Как все помнят, в прошлом году группа SCORE приглашала на свое Шоу Бизнес-Идей эксцентричного шведского профессора Кьёлла Нордстрема. Практически сразу после его визита Юрий Рубцов начал вести переговоры с немецким бизнесменом Клаусом Кобьёллом.

--Юрий Борисович, почему вы решили создать Шоу Бизнес-Идей?

--Наша жизнь – шоу. За что мы платим деньги? Мы платим деньги за эмоции, то есть за то, что нам дают возможность улыбаться, плакать, переживать. И только это стоит денег. Есть такие классные слова: «Идиоты продают «Ролекс», а гении – стиль жизни с «Ролекс». Мне просто надоело заниматься правильным скучным консалтингом.

--Какова цель Шоу? Предложить нижегородским бизнесменам готовые решения или, скорее, заряд энергии, который позволит им создать свои собственные идеи?

--Люди варятся в своей каше, своем бизнесе. Они привыкли делать то, что они делают, может быть даже успешно. Но многие не подозревают, что их успех может быть увеличен в 10 раз, если они начнут делать что-то по-другому. Наша задача – разбудить их, сделать их неравнодушными. Отношение к нашим Шоу неоднозначно: одни в восторге, другие критикуют. Но это хороший результат – они неравнодушны. И довольные, и недовольные сидят до конца. И мне это нравится. Ведь с хороших спектаклей люди не уходят. Мне кажется, мы сумели сделать хороший спектакль.

--Почему в этот раз для участия в Шоу выбрали именно Клауса Кобьёлла?

--После визита Кьелла Нордстрема я получил обратную связь. Полет мысли Кьёлла, глобальный взгляд на развитие мировых рынков, развитие человечества оказались слишком высокими для многих. Для того, чтобы рассмотреть конкретные идеи за словами Нордстрема, нужно иметь более объемный взгляд на бизнес. Были люди, которым это крайне нравилось. Мне тоже нравится. Но многие говорили, что им хотелось бы чего-то более прагматичного, более приближенного к российскому бизнесу. Кьелл – ученый, профессор. Кобьёлл, напротив, представитель реального бизнеса и прямая противоположность Нордстрему. Он создал лучший отель в Европе, сейчас ведет у себя тренинги и семинары, но они все касаются его конкретного бизнеса. Он показывает всем: вот он бизнес, вот он работает, вот он приносит деньги.

--Насколько Кобьёлл популярен в России?

--Кобьёлл больше известен в кругу рестораторов и отельщиков. Хотя на самом деле он давно вышел за рамки этой темы. У него уникальный бизнес, основанный на сервисе, на работе с клиентами. В отеле Шиндлерхоф нет понятия «клиент», есть понятие «гость». Люди, которые туда приезжают, чувствуют себя именно гостями, а не клиентами. Как сделать такой бизнес – это потрясающая идея. С таким бизнесом на российском рынке можно выйти за рамки конкуренции. Ведь у нас клиентоориентированного бизнеса почти нет. 

--С чем-с чем, а с сервисом у нас совсем плохо…

--Да, плохо. Если пойти по Покровке, мало где можно найти место, где вы нужны, где вы чувствуете себя гостем. Почти везде, куда я захожу, щупают глазами мой кошелек. Я Лично им не нужен. В этом нет ничего особенного – это просто следствие неконкурентного рынка. Как только возникает конкуренция, фокус внимания тут же переводится с кошелька на лицо человека: то, что за его глазами, – гораздо важнее. И главное – это приносит совершенно другие деньги.

--У Кобьёлла есть идеи, которые бы вы хотели спроецировать на свой бизнес?

--Я был у него в январе, и уже реализовал несколько его идей у себя. Они хорошо работают. Например, люди в моей компании приходят на работу не в 9.00, а на 10 минут раньше, чтобы поговорить о том, что нас ждет сегодня, услышать о приятных событиях и маленьких победах вчерашнего дня, рассказать анекдот, в конце концов. Эти 10 минут нужны для того, чтобы люди быстро «проснулись», отошли от своих домашних дел и проблем и сразу включились в работу. Я это у него позаимствовал. Я стараюсь сделать так, чтобы в моей компании люди улыбались. И это я тоже во-многом позаимствовал у Кобьёлла. Смысл в том, что когда люди улыбаются друг другу, босс улыбается своим подчиненным, появляется шанс, что люди улыбнутся и своим клиентам.

--Вы позволяете своим сотрудникам оценивать себя, как это делает Кобьёлл?

--У него несколько другая система. В отеле Шиндлерхоф каждый оценивает себя. Там огромное количество показателей, по которым люди оценивают себя каждый день. Там нет специального человека или службы, которые бы всех оценивали. Каждый ставит себе оценку сам. В том числе и Кобьёлл. Но адекватно дать себе оценку могут только люди, находящиеся на определенном уровне развития – вы это должны прекрасно понимать.

--А разве в «Виртуозном маркетинге» он не говорит: «Я позволяю своим сотрудникам оценивать своих руководителей, включая и меня»?

--Речь, скорее всего, идет вот о чем. Что такое клиентоориентированность? Это открытость. Открытость сотрудников по отношению к клиентам можно получить, когда открытость есть внутри компании. Открытость внутри компании – это когда люди говорят, что они думают. Открытость, доброжелательная атмосфера создают очень хороший обмен информацией. Думаю, когда Кобьёлл говорит об этом, он имеет в виду именно открытость. В Шиндлерхофе люди не критикуют – они помогают друг другу. Во многих наших компаниях информация ходит в кулуарах и где-то там и застревает. Когда-то, в 90-х годах, это была большая проблема в моей компании, и все остальные проблемы – с финансовой службой, с некачественной работой с клиентами и т.д. – проистекали именно отсюда. Люди обсуждали друг друга за спиной. Когда я проходил по коридору, я замечал это. Мне не нравилась такая атмосфера, и поэтому тогда я уволил 70% сотрудников. Сегодня в SCORE создана определенная деловая культура. Ее сразу замечают все новые сотрудники. Удивительно, но именно она буквально «выдавливает» из компании «неSCORовских» людей еще во время их испытательного срока.

--Вы имели возможность поговорить с Кобьёллом. Насколько он сейчас занят в своем бизнесе: он управляет им, что называется, издалека или по-прежнему активно участвует в рабочем процессе?

--Он говорит, что тратит всего полдня в месяц на управление. Он очень много ездит, а оперативным управлением не занимается вообще. Он считает себя директором по развитию. Управляет бизнесом его жена, а через пять лет управляющим станет их дочь.

--То есть отель Шиндлерхоф – это чисто семейный бизнес?

--Да, но это не совсем то, что понимают у нас под семейным бизнесом. У нас семейный бизнес выглядит следующим образом: я, жена и брат жены создаем дело. Через три года с женой развелись, с ее братом стали врагами… Мы не умеем на старте выстраивать совместные цели. Это главная беда. Мы думаем только о том, сколько заработаем и сколько поделим. В Европе семейный бизнес очень эффективен. Кобьёлл вообще считает, что это будущее всего бизнеса. Потому что именно в семейном бизнесе есть ценности. Там семейный бизнес – это когда дети включены в процесс с малолетства, живут им, пропитываются его идеями. Дочь Кобьёлла с малых лет работала в отеле. И для жены и для дочери – такие же общие и жесткие правила игры, как у остальных. Когда отец приводит в свою компанию взрослого сына – это не семейный бизнес. Экономическое чудо Европы – Ломбардия – ведь тоже построена полностью на семейном бизнесе. Это огромное количество маленьких семейных компаний.     

--Насколько мы далеки от европейского варианта семейного бизнеса?

--Думаю, сильно далеки. Мы долгое время не выстраивали систему ценностей, для нас они были не важны. Бизнес создавали для того, чтобы заработать денег. Говорить же о ценностях можно тогда, когда есть деньги. Сейчас многие начинают понимать, что бизнес должен быть основан не на прибылях, а все-таки на ценностях. Деньги – только инструмент для достижения целей. Но бизнес быстро развивается. Думаю, нам понадобится три-четыре года, чтобы прийти к этому.   

--Насколько сложно было договориться с Кобьёллом об участие в Шоу?

--Сложным был первый контакт. Мы потратили осень на то, чтобы договориться о визите к нему в январе (он приглашают по всей Европе, дома он бывает очень редко), окончательно все было решено во время этого визита. В контакте оказалось все очень просто. Он приветливый и открытый человек. А как бизнесмен – полностью самодостаточен. Он абсолютно точно понимает, куда он двигает свой бизнес, что с ним будет через три, пять лет.

--Как в этот раз будет построено Шоу?

--Мы каждый раз экспериментируем. В прошлом году Шоу крутилось вокруг Нордстрема, плюс были сделаны несколько мини-спектаклей. Сейчас шоу будет завязано на приличном спектакле на 40 минут с закрученной интригой. Весь спектакль будет построен на поиске идей, необходимых  для того, чтобы распутать эту интригу. Сегодня в бизнесе есть ряд тупиковых вопросов, люди ищут ответы на них. Мы не знаем этих ответов. Поэтому в течение дня все вместе попробуем поискать их: Кобьёлл будет давать нам варианты, мы будем предлагать свои идеи, будем приглашать людей из зала. Думаю, каждый из зрителей уйдет с каким-то решением для себя.

--У вас есть желание проводить подобные шоу чаще?

--Это экономически не совсем выгодный проект. Мы хотели делать такие Шоу чаще, но потом все посчитали – слишком большие усилия.

--Вы утверждаете, что Шоу не приносят вам особой выгоды. Зачем тогда они вам вообще нужны, помимо PR–целей?

Когда-то мы сказали, что работаем на формирование пространства для настоящего бизнеса, на появление нормальных работающих и зарабатывающих деньги людей. То, что мы делаем, направленно именно на это. Надеюсь, что те 450 человек, которые посетят Шоу, уйдут не просто так – где-то у них что-то «щелкнет». Они станут чуть более сильными, а их бизнесы – более эффективными.

 

Добавить комментарий


Нравится